«Судостроение» № 12/1981

МИНОНОСЦЫ ТИПА «АБО»

Н.Н.Афонин

Заказав в Англии и Франции «стотонные» миноносцы «Выборг», «Ревель» и «Свеаборг», Морское министерство обратилось также к известной германской судостроительной фирме «Шихау» в Эльбинге с предложением разместить и у нее заказ на постройку кораблей этого класса. В мае 1885 г. русский военно-морской атташе в Германии лейтенант К.М.Доможиров прислал на имя управляющего Морским министерством чертежи, спецификацию и фотографии миноносцев, построенных этой фирмой для германского флота.

Он сообщил также, что Ф.Шихау согласен принять заказ на подобные корабли для России, гарантируя скорость не менее 19 уз при полном вооружении и запасе угля, обеспечивающем дальность плавания 1200 миль 10-узловым ходом. Ознакомившись с присланной документацией, специалисты МТК обратили внимание на недостаточную прочность корпуса, предложив увеличить толщину палубной обшивки до 6,4 мм, переделать носовую оконечность и минные аппараты по образцу миноносца «Котлин» [1].

23 августа 1885 г. уполномоченный фирмы «Шихау» Р.А.Цизе заключил с представителем Морского министерства контракт на постройку «трех стальных миноносок» для Балтийского флота. При заключении контракта немалую роль сыграло заявление главы фирмы, что его миноносцы с полным запасом угля (около 18 т) «могут пройти по крайней мере 2000 миль с 10-узловой скоростью». Сдача первого из них намечалась на 29 мая 1886 г., а остальных двух — последовательно через 14 дней. За каждый корабль Морское министерство обязывалось уплатить 196 тыс. германских марок или более 96,5 тыс. кредитных руб. при условии достижения скорости 19 и более узлов «на трехчасовой форсированной пробе» [1]. Кроме того, завод обещал провести «10-часовые испытания» для определения расхода угля на 1200-мильный переход (по контракту запас топлива не должен был превышать 6 т).

4400x2500, 600 dpi

Миноносцы «Виндава» и «Либава»: а — продольный разрез; б — план трюма; в — верхней палубы

Корабельные отделения: I — таранное; II — носовое; III — минное; IV — прогарное, котельное и кочегарное; V — машинное; VI, VII — офицерское; VIII — унтер-офицерское (кондукторское) и шкиперские кладовые (до ахтерштевня).

1 — румпель; 2 — сходной люк в унтер-офицерское отделение; 3 — световой люк кают-компании; 4 — мачта; 5 — кормовая рубка; 6 — машинный люк; 7 — походный штурвал; 8 — главный компас; 9 — световой люк кочегарного отделения; 10 — дымовая труба; 11 — боевой штурвал; 12 — носовая рубка; 13 — кат-балка (мин-балка); 14 — минный аппарат; 15 — выдвижной носовой руль; 16 — сходные горловины; 17 — леерное ограждение; 18 — тиковые решетчатые щиты; 19 — зарядный желоб подачи мин Уайтхеда с верхней палубы в минные аппараты; 20 — раструб вентилятора; 21 — сходной люк кочегарного отделения; 22 — сходной люк машинного отделения; 23 — перо руля.

Второй контракт, заключенный 16 ноября 1885 г., предусматривал постройку шести миноносцев для Черноморского флота со сроками сдачи первых трех к 19 марта и остальных к 3 апреля 1886 г., суммарная стоимость этих кораблей составляла 555 224 руб.

Все девять миноносцев (длина по ватерлинии 39, наибольшая ширина 4,8, углубление 2,05 м, проектное водоизмещение при 17-тонном запасе угля 87,5 т) строились по единому чертежу и были «совершенно тождественны друг другу как по размерам, так и внутреннему расположению» лишь с небольшой разницей: на балтийских — винт снизу защищался, на черноморских такая защита отсутствовала; это объяснялось тем, что по планам Морского министерства корабли предполагалось провести на Черное море по рекам и каналам Днепро-Бугской водной системы, поэтому предусматривалось «устройство рулей и ахтерштевней», позволявшее идти по «мелководным местам» [1].

Несмотря на замечания МТК, толщину листов корпуса по указанию управляющего Морским министерством оставили без изменений. Горизонтальный киль под машиной и котлом имел толщину 4,5, к корме — до 3 мм. Для лучшей защиты минных аппаратов палуба над ними имела толщину 5 мм. Толщина листов обшивки в районе машинного отделения так же как и борта в носовой части составляла 4, к корме — до 3 мм. Семь водонепроницаемых переборок делили миноносец на восемь отсеков, последний из которых разделялся полупереборкой еще на два отделения. Оговаривалось, что миноносец должен сохранять способность двигаться даже в том случае, если «в обоих передних или в заднем отделении вода будет доходить до ватерлинии». В носовой боевой рубке находились штурвал, машинный телеграф и компас, которым из-за большей девиации практически не пользовались; в кормовой, служившей штурманской, висел барометр, хранились навигационные приборы и карты. Через эти рубки, имевшие «эллиптическую форму» (толщина листов обшивки 4-6 мм) осуществлялся вход в минное (здесь обычно располагались помещения для команды) и офицерское отделения. В остальные отсеки можно было попасть только с верхней палубы через герметически закрывавшиеся люки с комингсами высотой до 400 мм.

Минное вооружение (два носовых минных аппарата и четыре «19-футовые сталебронзовые» мины Уайтхеда), изготовлявшееся на С.-Петербургском Металлическом заводе, должно было доставляться в Эльбинг «за восемь недель до сдачи каждого судна». К сожалению, его масса значительно превысила предусматривавшиеся 4,5 т, из-за чего при встречном ветре миноносцы сильно зарывались носом. Артиллерийское вооружение состояло из двух 37-мм пятиствольных пушек Гочкиса, однако предусматривалась возможность их увеличения до четырех — две на тумбах по бортам в районе машинного люка, две на боевых рубках, которые имели соответствующие подкрепления и тиковые решетчатые площадки для комендоров. Верхняя палуба покрывалась «пробковой клеенкой», которая, по отзывам командиров, оказалась очень низкого качества — уже через месяц службы пробка начинала выкрашиваться [2].

Локомотивные котлы, рассчитанные на рабочее давление 12 ат, позволили установить «новые по тому времени машины «тройного расширения пара». При полном сгорании израсходованного топлива суммарный КПД машинно-котельной установки достигал 12%, что значительно превышало КПД прежних установок с машинами компаунд. Индикаторная мощность новых машин по контракту оговаривалась равной 900-1000 л.с., но индикаторные диаграммы при испытаниях не снимались, так как Ф.Шихау заявил, что он гарантирует «скорость хода миноносца, а не число сил машины» [3]. По настоянию МТК завод согласился установить эжекторы, производительность каждого из которых достигла в конечном счете 72 т/ч, в то время как на германских миноносцах ставились эжекторы обычно меньшей мощности [1]. Три легкие деревянные мачты и паруса общей площадью 58 м² на время испытаний предписывалось снять. Миноносцы снабжались металлической и складной парусиновой шлюпками.

В ходе строительства было принято решение ввести в строй в первую очередь миноносцы для Черноморского флота (наблюдающий за постройкой капитан 2 ранга А.А.Вирениус). 12 февраля 1886 г. первым сошел на воду миноносец под заводским номером 313; в тот же день на него установили котел, а через два дня и машину. 21, 27 и 28 февраля, а затем 11 и 14 марта были спущены еще пять кораблей. Три балтийских миноносца намечались к спуску на конец марта — начало апреля 1886 г., уже в период достройки им присвоили номера с восьмого по десятый, а черноморским с одиннадцатого по шестнадцатый.

После швартовных испытаний миноносец № 12 (бывший № 313) вышел 21 марта 1886 г. на ходовые, однако во время маневрирования в плавающем льду сел на мель на подходе к Пиллау и погнул лопасти винта. Корабль пришлось отбуксировать обратно в Эльбннг и поставить в док. Когда залив несколько очистился ото льда на сдаточные испытания 26 марта вышли, миноносцы № 11 и 14. Средняя скорость после трехчасового пробега составила у первого 21,63, у второго 22,24 уз. Миноносец № 12 после замены винта на мерную линию не выходил — его сразу же начали готовить для «перехода реками» [1]. Вскоре к нему присоединились еще два — № 11 и 14. Гребные винты были сняты, а сами корабли полностью разгружены и поставлены на ровный киль (углубление после этого составляло всего 1 м). В первых числах апреля 1886 г. все три миноносца под общим командованием лейтенанта А. М. Абазы вышли из Эльбинга па буксире колесного парохода. Им предстоял путь по Висле, Бугу, Припяти и далее по Днепру в Черное море. В Брест-Литовске па миноносцах были подняты военно-морские флаги. Мелководные реки изобиловали настолько крутыми поворотами, «что миноносцы то и дело становились на мель или врезались носом в болотистый берег» [1]; поэтому значительную часть пути им пришлось преодолеть «на бичевах, шестах и веслах». Через мели «переваливались» при помощи домкратов и разных рычагов собственного изобретения».
2100x2000, 600 dpi

Проекция «Корпус» теоретического чертежа миноносца «Або».

Из-за малочисленности команд (всего по семь человек на корабль) приходилось нередко работать с 3 до 22 часов беспрерывно, а продвигались вперед всего на 5-6 верст. Чтобы пройти под особенно низкими мостами, приходилось принимать на борт до нескольких сотен солдат или крестьян, уменьшая тем самым высоту надводной части. Большинство участников перехода переболело болотной лихорадкой, но тем не менее, по словам Абазы, «работали все, даже больные, молодцами!» [1].

По Днепру миноносцы снова пошли на буксире. В Екатеринославе начали готовиться к переходу через пороги, для чего на носовых и кормовых оконечностях сделали надстройки с палубой и приспособили длинные весла-рули; по бортам принайтовали продольные брусья с уключинами «для 10 весел на сторону» и сиденья для гребцов. Пороги прошли на веслах с «местной командой из лоцманов скоро и без несчастных случайностей» [1]. В Николаев прибыли на буксире 5 мая, пройдя в общей сложности около 3000 верст.

На миноносцах № 13, 15 и 16 испытания начались 16 апреля и закончились 4 мая. Однако из-за сильной течи трубок в котле испытания первого из них пришлось сразу же отложить и провести уже после замены котла. Остальные два показали скорость соответственно 22,1 и 20,25 уз. Еще в процессе постройки Морское министерство приняло решение отправить эти миноносцы «в Черное море вокруг Европы», приказав идти «в полном боевом вооружении» [1]. Придя в Либаву, где находилось все необходимое снаряжение, корабли после нескольких дней стоянки взяли курс сначала на Гавр, где на заводе Нормана в конце мая была установлена артиллерия и проведено электрическое освещение, а затем на Севастополь. В конечный пункт назначения они пришли в середине июля. Самый большой непрерывный переход (900 миль) совершил миноносец № 13, преодолевший это расстояние со средней скоростью 11,6 уз. На всех кораблях машины работали без стука, нагревания и «вполне равномерно». К числу недостатков сами командиры, как правило, относили «малую посадку в воде и чрезмерную остроту носа» [2]. Не подтвердилась и расчетная дальность плавания, определенная после испытаний, — 3000 миль при 10 уз. Плавание показало, что из-за большого перерасхода пара на эжекторы, свистки, камбуз и т. д. фактический расход угля втрое превысил расчетный, а дальность плавания при этом составила немногим более 1000 миль.

В июне 1886 г. успешно прошли испытания трех балтийских миноносцев (№ 8, 9 и 10); они также показали скорость выше контрактной — соответственно 22,6; 22,2; 22 уз. 20 июля все номерные миноносцы (8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15 и 16) получили названия «Або», «Виндава», «Либава», «Ялта», «Новороссийск», «Чардак», «Кодор», «Килия» и «Рени». В кампанию 1887 г. к практической эскадре Балтийского флота причислили для испытаний пять миноносцев постройки различных заводов: «Котлин», «Лахту», «Выборг», «Свеаборг» и «Виндаву». Ставилась задача «по возможности полно выяснить как действительные качества, так и недостатки», выработать лучший тип и «обеспечить в будущем желательное его прогрессирование вне зависимости от иностранцев» [4]. После всесторонних испытаний «Выборг», «Котлин» и «Лахту» признали годными только для «службы у входа в Финский залив». Из двух оставшихся предпочтительней оказался «Свеаборг». В то же время члены комиссии единогласно признали, что машина «Внидавы», не имевшая в процессе испытаний никаких повреждений, «по плавности работы, распределению пара — единственная, но на всем остальном лежит печать шаблонного производства».

В 1891 г. по распоряжению Морского министерства началась трехгодичная программа испытаний торпедных аппаратов с совком (вначале на «Виндаве», а затем на «Або»), после чего они были приняты на вооружение русского флота. С 1895 г. миноносцам вместо названий снова присвоили номера: 108 («Або»), 109 («Виндава»), 110 («Либава») 261 («Кодор»), 262 («Килия»), 263 («Новороссийск»), 264 («Рени»), 265 («Чардак»), 266 («Ялта»).

Около четверти века несли они службу и использовались в основном для подготовки минных специалистов. В годы первой русской революции среди кораблей, присоединившихся к «восставшему крейсеру «Очаков», находился и миноносец № 265. В 1910 г. балтийские, а через год и черноморские миноносцы этой серии, кроме 263-го (его служба закончилась в 1913 г.), исключили из списков флота и сдали в порт. Миноносец № 261 во время первой мировой войны служил дезинфекционной баржей под названном «Санитар».

ЛИТЕРАТУРА

1. ЦГАВМФ, ф. 421, он. 1, д. 869, л. 98, 101, 150, 151, 164, 166-210, 245, 251; ф. 417, оп. 1, д. 123, л. 13, 27, 36, 38, 46, 79, 82, 215; д. 127, л. 23-45.

2. Линдестрем В.В. Миноносец «Рени». — Морской сборник, 1887, № 2, неофициальный отдел, с. 1-24; № 3, неофициальный отдел, с. 25-58.

3. Бубнов А. Еще несколько слов о миноносцах типа Шихау. — Морской сборник, 1887, № 5, неофициальный отдел, с. 177-202.

4. Усов В.Ю. Миноносец «Котлин». - Судостроение, 1981, № 7.